0

Неявка частного обвинителя в суд означает отсутствие события преступления – разъяснения Конституционного Суда РФ

Частное обвинение

Неявка частного обвинителя в суд

13 апреля 2021 года Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 13-П по делу о проверке конституционности ряда норм УПК по жалобе Анны Тихомоловой, в отношении которой 7 сентября 2015 г. было возбуждено уголовное дело частного обвинения по ст. 116 «Побои» УК РФ.

Рассмотрев доводы жалобы, Конституционный Суд отметил, что ст. 22, ч. 3 ст. 246, ст. 256 и ч. 4 ст. 321 УПК регламентируют право потерпевшего на участие в уголовном преследовании и на поддержание обвинения в судебном разбирательстве по уголовным делам частного обвинения, а также порядок вынесения определения и постановления суда. Соответственно, они не могут нарушать права заявительницы в указанном ею аспекте.

Таким образом, предметом рассмотрения Суда стали п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 3 ст. 249 и п. 2 ст. 254 УПК в той мере, в какой на основании этих норм в правоприменительной практике принимается решение о прекращении уголовного дела по такому основанию, как отсутствие в деянии состава преступления, при неявке частного обвинителя в суд без уважительных причин.

Как пояснил Суд, отсутствие самого события, по поводу которого рассматривался вопрос о возбуждении уголовного дела, а равно непричастность лица к совершению преступления означают отсутствие предпосылок для исследования вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного уголовным законом, в действиях (бездействии) этого лица.

Следовательно, отсутствие события преступления само по себе уже означает и отсутствие его состава. «В этой связи отсутствие события преступления или непричастность к нему лица исключают его привлечение к какой-либо юридической ответственности, в то время как отсутствие в деянии состава преступления может восприниматься как не отрицающее факт участия этого лица в совершении деяния, о котором было возбуждено уголовное дело. Прекращение уголовного дела по такому – хотя и реабилитирующему – основанию не препятствует наступлению в будущем негативных для лица последствий в виде его привлечения к дисциплинарной, административной или гражданско-правовой (материальной) ответственности в процедурах, применительно к которым решение о прекращении уголовного дела может использоваться для доказывания совершения самого деяния», – отмечено в постановлении.

В качестве примера Суд сослался на ч. 2 ст. 306 УПК РФ, которая наглядно демонстрирует, что применение вышеуказанных оснований влечет разные правовые последствия. Так, при отсутствии события преступления или при непричастности к нему подсудимого в удовлетворении гражданского иска должно быть отказано, а если отсутствует состав преступления, то суд оставляет гражданский иск без рассмотрения и это не препятствует последующей его подаче и рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства. «Тем самым отсутствие в деянии состава преступления, с одной стороны, и отсутствие события преступления, а также непричастность к его совершению, с другой, хотя и признаются в равной мере реабилитирующими, но не являются – с точки зрения оценки фактических обстоятельств, лежащих в их основе, и возможных последствий – тождественными основаниями прекращения уголовного дела или уголовного преследования и потому не могут подменять друг друга. Иное свидетельствовало бы о правовой неопределенности, вело бы к произвольному выбору нормы, подлежащей применению, к нарушению принципа равенства перед законом», – подчеркнул КС.

Он добавил, что после отказа частного обвинителя от обвинения, а равно в отсутствие частного обвинителя суд не правомочен инициировать или продолжать производство по уголовному делу, устанавливать событие и состав преступления, поскольку он не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения или защиты, а лишь создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации их прав.

По своей правовой природе отказ частного обвинителя от обвинения, отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за оговоренным исключением (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), а равно неявка частного обвинителя в суд по неуважительной причине означают отсутствие уголовно-процессуальных предпосылок для продолжения производства по уголовному делу и должны влечь его прекращение. «Прекращая дело по данным основаниям, суд лишен юридической возможности проверять фактическую и правовую обоснованность обвинения, частный же обвинитель не обязан мотивировать свое нежелание поддерживать обвинение ссылками на наличие к тому предусмотренного законом повода. Соответственно, не могут считаться установленными деяние, лежащее в основе события преступления, его совершение конкретным лицом, связанные с ним обстоятельства, требующие рассмотрения и доказывания в надлежащей судебной процедуре.

Суд не может опираться на непроверенные и не подтвержденные в судебном заседании сведения, которые заинтересованное лицо представило о предположительном факте совершения деяния лицом, привлеченным к участию в уголовном судопроизводстве ввиду выдвижения против него обвинения в заявлении по делу частного обвинения», – счел КС РФ.

Суд добавил, что в уголовных делах частного обвинения неявка потерпевшего, выступающего частным обвинителем, без уважительных причин влечет прекращение судом дела по единственному основанию – за отсутствием в деянии состава преступления.

«Тем самым суд, не исследуя доказательства в судебной процедуре с участием сторон, сохраняет некоторую недосказанность не только в вопросе о наличии признаков деяния, запрещенного уголовным законом (события преступления, о котором велось судопроизводство по делу частного обвинения), но и в вопросе о совершении этого деяния конкретным лицом, что при определенных обстоятельствах порождает предпосылки к наступлению для него негативных последствий.

Ставя знак равенства между процессуальным фактом неявки частного обвинителя и применением такого основания прекращения уголовного дела, как отсутствие состава преступления, ч. 3 ст. 249 УПК РФ и создает условия для возникновения таких предпосылок. При этом означенная недосказанность возникает в силу того, что проверка и оценка судом доказательств не могут быть произведены из-за неявки частного обвинителя», – подчеркнул он.

Суд, не устанавливая фактических обстоятельств дела, а ограничиваясь лишь установлением формальных условий применения нормы (довольствуясь неявкой частного обвинителя), применяет такое основание для прекращения уголовного дела, которое может быть воспринято и использовано как подтверждающее указанные обстоятельства. Все это нарушает право подсудимого на эффективную судебную защиту, а также его право на справедливое судебное разбирательство. В результате страдают и требования юридического равенства, поскольку подсудимые по делам частного обвинения ставятся в неравное положение в зависимости от того, явился ли частный обвинитель в судебное заседание или нет.

Таким образом, КС РФ признал, что п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 3 ст. 249 и п. 2 ст. 254 УПК не соответствуют Конституции в той мере, в какой на их основании в системе действующего законодательства неявка частного обвинителя в суд без уважительных причин влечет применение такого основания для прекращения уголовного дела, как отсутствие в деянии состава преступления.

Неявка частного обвинителя в суд: последствия

Суд предписал федеральному законодателю внести изменения в законодательство и пересмотреть правоприменительные решения по делу заявительницы. До внесения в законодательство необходимых изменений неявка потерпевшего по делу частного обвинения в суд без уважительных причин повлечет прекращение уголовного дела (уголовного преследования) в связи с отсутствием события преступления.

Добавить комментарий

Ваш E-mail адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − тринадцать =

error: Внимание:
Копирование запрещено!